Взаимное признание НКР (Арцаха) и Азербайджана и отказ от военного пути решения конфликта должны стать отправной, а не конечной точкой переговоров между ними: Виталий Баласанян

— Господин Баласанян, премьер-министра РА Никол Пашинян уже несколько раз из разных трибун заявляет, что Арцахская проблема должна получить такое решение, которое станет приемлемым для всех трех сторон – народов Армении, Арцаха и Азербайджана. Приемлема ли для Вас такая формулировка?

— Если бы было возможно найти подобное решение, то Боже упаси, никто не осмелился бы воспротивиться этому. Однако обратимся к проблеме со следующей точки зрения: Карабахский конфликт так и не продвинулся в своем урегулировании, начиная с момента подписания соглашения о прекращении огня в мае 1994 года между Республикой Армения, Нагорно-Карабахской Республикой и Республикой Азербайджан. Политические элиты Армении, Арцаха и Азербайджана не сумели разработать взаимоустраивающие планы урегулирования конфликта, их общественности не воспроизвели в своей среде необходимые элементы примирения, международным посредникам не удалось приблизить позиции сторон конфликта до отметки подписания мирного договора. Конфликт продолжается. Можно сказать, что он существует своей особой жизнью в нашем регионе, став неотъемлемой частью геополитических и геоэкономических проектов.

Если конфликт подобного характера не урегулирован в течение 25 лет после прохождения этапа открытого военного противостояния, то этот конфликт имеет все основания на то, чтобы считаться не имеющим взаимоустраивающего политического решения как непосредственно для сторон конфликта, так и для основных внешних акторов. Карабахский конфликт все время выталкивает из своей внутренней глубины на поверхность важные вопросы, без ответов на которые не представляется возможным продвинуться на определенном этапе его урегулирования к необходимому прогрессу.

— Из Ваших слов можно заключить, что для Вас приемлемым является решение проблемы на основе взаимных уступок, что предполагает признание права на самоопределение взамен территорий?

— Одним из препятствий решения Арцахской проблемы является то ошибочное представление, что уступки всех или части так называемых «контролируемых» территорий (согласно международному сообществу) процесс урегулирования может приблизить к позитивному результату. На самом деле, уступка хотя бы одного района или даже части района не отдалит или тем более не исключит военной риторики и военных усилий Азербайджана по отношению к захвату Арцаха. Напротив, после получения даже только одного района у Азербайджана появятся новые стимулы в сторону еще более жесткой и силовой позиции, новые аргументы, новые «аппетиты».

Предлагая Арцаху международные гарантии безопасности и некий промежуточный статус ограниченной международной правосубъектности взамен на уступку контролируемых ею территорий в пользу Азербайджана, международные посредники ставят под удар весь баланс сил в регионе, который установился и пустил глубокие корни за последние 25 лет. Армянская сторона не может доверяться азербайджанским гарантиям безопасности, даже подкрепленными со стороны международного сообщества, ибо Азербайджан продолжает делать все (к примеру, Апрельская война 2016 г.), что не позволяет рассматривать его как надежного партнера по обеспечению взятых на себя международных обязательств.

— Господин Баласанян, означает ли это, что Азербайджан может начать процесс военного решения Арцахской проблемы в свою пользу?

— Мы должны быть готовы к любому развитию событий, в том числе к войне, которую может развязать Азербайджан, хотя и есть надежда на то, что у бакинского руководства хватит разумности не делать таких самоубийственных для себя шагов. Если Азербайджан начнет новую войну, то проиграет так же, как и предыдущую, но с более масштабными потерями.

В 1990-1992 годах, в результате присвоения практически всего вооружения, дислоцированного на его территории частей бывшей Советской Армии, а также войск МВД и КГБ СССР, Азербайджан получил вооружения и боевой техники, а также боеприпасов и иного военного имущества в несколько раз больше, чем Грузия, Армения и НКР вместе взятые. Кроме того, Азербайджану досталось большое количество авиационной техники и часть Каспийской военной флотилии, в то время как Армения при разделе вообще не получила боевых самолетов и, естественно, военно-морского вооружения. Все это, однако, не препятствовало тому, чтобы сам Азербайджан просил прекращение огня в 1994 году. В настоящее время также разрекламируемое подчеркивание Азербайджаном нарастающих темпов военного бюджета в большей части является инструментом психологического давления на армянскую сторону, чем реальным показателем его способности проводить качественные изменения в сфере военного строительства.

Так что мы должны верить в собственные силы и быть едины. В этом заключается секрет победы, а армянский народ всегда так и поступал в тяжелое время.

— Какой является Ваша точка зрения на урегулирование Арцахской проблемы?

— В целом, моя позиция по вопросу урегулирования конфликта заключается в том, что достигнутые договоренности прежде всего должны решать вопросы, касающиеся причин конфликта (политический статус Арцаха и его безопасность), а потом уже вопросы, связанные с последствиями конфликта (контролируемые территории, беженцы, восстановление коммуникаций и другое).

Взаимное признание Арцаха и Азербайджана и отказ от военного пути решения конфликта должны стать отправной. А не конечной точкой переговоров между ними. Вопросы территорий, беженцев и определения границ должны решаться на взаимной основе, где Арцах и Азербайджан стали бы основными сторонами соглашений, и все это должно синхронизировать с ходом мирного процесса.

— Господин Баласанян, Арцах, как независимое де-факто государство, какое влияние имеет на региональное равновесие?

— Уникальность сложившегося в зоне карабахского конфликта военно-политического баланса сил заключается в том, что Арцах является не потребителем, а продуцентом такой незаменимой ценности для современного мира, как безопасность. Важно отметить, что все, уже ограниченно признанные новые государственности на политической карте мира, были и остаются потребителями безопасности. Арцах с самого начала своего де-факто существования выступала региональным продуцентом безопасности, отразившим агрессию со стороны Азербайджана по итогам интенсивных и широкомасштабных военных действий в 1991-1994 годах, и продолжая и поныне обеспечивать безопасность в регионе, опираясь на свою собственную армию и территорию, фактически находящуюся под юрисдикцией Республики Арцах. В этом контексте и армия Арцаха и нынешние районы, являющиеся административной частью Арцахской Республики, выступают гарантом невозобновления военных действий и удержания потенциального агрессора от интенсивного «размораживания» перемирия в зоне конфликта. Не менее важны геоэкономическая значимость баланса сил в регионе и роль Арцаха в этом.

Если, например, последний опыт «размораживания» южноосетинского и абхазского конфликтов в 2008 году показала, что проецируемые риски конфликтов могут привести к ограничению, задержкам или частичной переориентации региональных трубопроводных и транспортных путей, то в случае подобного сценария развития в зоне карабахского конфликта внешние и региональные акторы столкнутся уже с непоправимым ущербом, долгосрочной остановкой или полной переориентацией таких артерий. Разбалансирование ситуации в зоне карабахского конфликта до стадии интенсивной военной эскалации может закрыть все трубопроводные проекты, а не просто отложить их эксплуатацию во времени.

— Господин Баласанян, на нынешнем этапе что должны делать Армения и Арцах для урегулирования Арцахской проблемы?

— Ответ на данный вопрос лежит на поверхности: «Быть готовым к предстоящим годам положения «ни войны, ни мира»». Мы не знаем сколько именно будет этих лет. Поэтому необходимо использовать эти годы с пользой для себя и для общего блага региональной стабильности.

Армении следует сконцентрироваться на процессе международного признания Арцаха в ее нынешних границах, сконсолидировать свое внутреннее общественно-политическое поле в отношении урегулирования карабахского конфликта на единых и амбициозных позициях и всячески содействовать вовлечению Арцаха в европейские и международные программы многостороннего сотрудничества.

Арцах «обречен» на продолжение процесса построения своей государственности, заселение всей территории в своих нынешних границах и формирование там соответствующей инфраструктуры. Арцах должен вернуться за стол переговоров, что только и может придать процессу карабахского урегулирования конструктивный и реально нацеленный на разрешение характер.

Арцах должен быть готов к любому развитию ситуации в зоне конфликта, вплоть до самих пессимистических сценариев в виде возобновления военных действий. В этом особый «крест» Арцаха, который он несет с самого начала своего пути построения государственности.

Интервью Лусине Айрапетян